Интернет и мировая политика. А если все-таки американцы нас отключат?

Есть такая штука, как DNS – система доменных имен. Она предназначена для того, чтобы перевести знаковое обозначение узла Сети в набор цифр, так называемый IP адрес.
Как многие уже знают, любой участник Сети имеет такой адрес, но представьте, что если бы набирали в адресной строке не shkolazhizni…

Есть такая штука, как DNS – система доменных имен. Она предназначена для того, чтобы перевести знаковое обозначение узла Сети в набор цифр, так называемый IP адрес.

Как многие уже знают, любой участник Сети имеет такой адрес, но представьте, что если бы набирали в адресной строке не shkolazhizni.ru, а ее цифровую «копию» (для Школы это 93.153.165.20), да простят мне такую трактовку серьезные специалисты. Запомни-ка 3-4 десятка таких адресов, и ведь на соседних адресах, различающихся на одну цифру, могут быть разные ресурсы. Более того, адрес 83.153.165.20 находится во Франции.

Так вот, чтобы такого не случилось, для облегчения задачи была разработана технология DNS (domain names system). По сути – это таблица соответствий имен узлов, той же Школы или Яндекса с Рамблером, с их IP. Изначально был всего один сервер, и довольно долго он справлялся с тем небольшим количеством сайтов и ресурсов, что были подключены к глобальной Паутине. Но во время так называемого бума доткомов, когда количество ресурсов увеличивалось в геометрической прогрессии, нагрузка стала увеличиваться, встал вопрос о надежности. И тогда систему начали децентрализовывать. Не буду расписывать все этапы – это долго и скучно, скажу только, что сейчас их 13 штук. Назвать их серверами будет немного неверно, так как фактически это около 250 серверов на 13 площадках. И все они расположены в США. Отключи их или заблокируй доступ из России – и мы «потеряемся». Это не сразу произойдет ввиду особенности технологии, но все же вероятно.

В России есть зеркала трех серверов – в Москве, Новосибирске и Ростове. В теории, при наличии слаженной и четкой работы между основными магистральными провайдерами, позволит нам создать «свой интернет», хоть и с большими затратами, который, правда, может и не «подружиться» с мировой сетью.

Вроде не страшно – есть свое. Но тут есть еще и другие проблемы. Например, аппаратная и программная составляющая этих самых серверов, сетевое оборудование и все такое.

Практически всё программное обеспечение разрабатывается в США. Сходу назовите хоть один аналог ОС Windows? Их попросту нет! Линукс хорош, но ключевые компоненты ядра пишут… американцы! Например, большую часть кода написали программисты Sun (которую купил Oracle) и Red Hat. Есть, конечно, «российские» дистрибутивы, но они базируются на системах 3-5-летней давности (например, на довольно известной ветке Mandriva), где не идет речь о поддержке современного аппаратного обеспечения. Да, есть Колибри и ReactOS, но денег государство на их развитие не выделяет, хотя разработки с точки зрения ИТ – перспективные. Еще минус «зоопарка» ОС – отсутствие стандартов. Если вы ставите «винду», как говорится в простонародье, то любая программа, написанная для нее, установится и запустится с гарантией в 95-98%, в UNIX семействе данный показатель намного ниже. Есть еще разработки компании Apple, но это снова – иностранные системы, и нам их использовать в некоторых областях нельзя.

Давайте посмотрим в сторону узкоспециализированного ПО. Найдите замену AutoCAD. Есть аналог – NanoCAD, и это отечественная разработка. Но работает только под Windows, плюс большинство спецоборудования работать будет только с иностранным лидером. Компания развивается, продукт тоже улучшается, но пока что уступает лидеру.

А вот альтернативы офисным программам нет вообще. Тот же OpenOffice принадлежит фонду Apache, который подчиняется юрисдикции США. И тот фонд поистине всемогущ – именно его разработки, в каком-то смысле, держат интернет. Например, всем известный сервер Apache. Без него сайты просто работать не смогут. Была наша разработка, сделанная Рамблером – NGINX. Замечательная программа, должен заметить, по собственному опыту – один из немногих веб-серверов, который выдержал испытание на 10 тыс. соединений. Но автор, Игорь Сысоев, уже давно в России не живет.

И это я еще не задел вопрос Skype, Google, ICQ, Viber, хостинг сайтов, аренда серверов, прокси и прочих сайтов и услуг, которые нам стали привычны и которые мы используем в работе и дома.

Я привел только один пример специфического ПО, причем не самого критичного. Куда важнее базы данных системы документооборота и даже такие простые вещи, как офисные приложения.

Сетевое оборудование – тут властвует безраздельно Cisco Systems (около 64% мирового рынка). На втором месте HP Networking (9%). Далее следуют Alcatel-Lucent (3%), Juniper Networks и Brocade (по 2,3%), Huawei (1,8%). И снова, господа мои хорошие, США. Я не говорю сейчас про риски. Базы данных – Oracle, MariaDB, Pervasive, MySQL, PostgreSQL, Interbase, Informix, MS SQL Server SyBase, DB/2. Вопрос: сколько из них разрабатывается в России? Ответ очевиден. У нас есть своя разработка (Линтер), но пока что производительность и отказоустойчивость оставляет желать лучшего. Да и по удобству работы Oracle впереди планеты всей. Абсолютно все операторы связи используют решения данной корпорации из США.

Теперь обсудим вопрос физического доступа в сеть, то есть наличие провода к зарубежным серверам. Когда-то был монополистом Ростелеком, и все сигналы проходили только через него. Затем его монополию разрушил Мастерхост, который совместно с Linx Telecommunications проложил свою оптику в Финляндию и в Стокгольм.

Еще вот момент – сидит ваш сосед за стенкой в сети, и у него другой провайдер. Вполне может быть, что сигнал от вас к нему будет идти через США или Европу. Как-то раз, в 2008 году, произошла авария в Хельсинки, и примерно 20% российских пользователей не могли достучаться друг до друга, часть сайтов не работала. Сейчас ситуация немного лучше – провайдеры настроили прямые каналы между собой, но все же риск пока остается.

Так вот, физически нас отключить можно, но это сделать сложно – необходимо договориться со всеми нероссийскими операторами, которые работают в России. Но выход останется – как минимум, спутниковый интернет за 4-12 долларов за мегабайт. Крайняя мера, но рабочая, и долго ее закрыть не смогут – срок службы спутника долгий, а изменить орбиту непросто.

Но есть и другой путь. К примеру, руководство страны решило свой интернет сделать, по прообразу Китая. Это реально, достаточно принять некоторые поправки к текущим законам, и мы будем иметь свой РуНет. Но тут столкнемся с проблемой оборудования. Есть компания «Т-Платформы», изумительная компания, создала самый мощный суперкомпьютер в России (установлен в МГУ им. Ломоносова). И им за это США сказали «спасибо» своеобразным ответом – запрещено пользоваться технологиями США. И запрет коснулся не только продукции, а технологии в целом. То есть если какая-то компания использует тем или иным образом в своей деятельности технологии Америки – им нельзя работать с вышеуказанной компанией.

Но есть еще оборудование с Востока (та же компания MediaTek, которая навязывает борьбу американскому лидеру Qualcomm), той же Южной Кореи (Samsung, Hynix), Японии (NEC, Toshiba, Sharp).

Но до того же Китая надо долететь. И тут мы столкнемся с тем, что не так просто добраться – не будут работать каналы связи и мы попросту не сможем проложить курс самолета. Точнее сможем, но это будет сложнее, хотя бы потому, что у нас почти нет своих метеоспутников. Кажется, два их осталось на орбите.

Простой пример действий санкций, о котором знают многие – «Добролет». Запретили обслуживать самолеты, ремонтировать и т.д., что привело, в конечном счете, к закрытию.

Известно, что Китай штампует много нелегальной продукции – тоже верно. Но и здесь есть подводные камни. На данный момент есть абсолютный лидер в области поставки оборудования для производства высокотехнологичной продукции – Applied Materials. И такие компании, как Intel, AMD, Nvidia, Qualcomm, зависят от нее. И китайские тоже – им просто не поставят технику последнего поколения. А делать свое соседи не спешат – рынок специфический. Не каждый день покупают завод стоимостью 50-90 млрд.дол. за стандартную комплектацию.

Но предположим, что Китай научился делать аналоги. Решая закупить данную продукцию, мы столкнемся со следующими проблемами:

1. Совместимость с уже купленным оборудованием, с построенными сетями и конечными станциями вроде телефонов, роутеров, ноутбуков.

2. Цена замены. В каждую парадную или подъезд надо поставить по одному коммутатору ценой (на данный момент) около 50 тыс рублей.

3. Наличие специалистов. Используемое оборудование весьма серьезное, где одна ошибка может стоить, в лучшем случае – денег, в худшем – жизни.

4. Время. На замену необходимо время – привезти аппарат, настроить, проверить, установить, и несложно представить, какие ресурсы нужны.

Все ли так мрачно? Не совсем. Разбавлю я бочку дёгтя ложкой меда.

Не без удовольствия я слежу за успехами компании МЦСТ, небольшого научного предприятия из Екатеринбурга, которая смогла разработать полностью российский процессор. Надо отдать должное – на их оборудовании можно работать и даже играть, специалисты компании доработали аппаратную часть, сделали на базе UNIX свою операционную систему, написали драйвера и многое другое, обеспечили совместимость с оборудованием иностранных производителей. Обвязка (компоненты, вроде транзисторов и конденсаторов) пока лишь наполовину отечественная, но это поистине гигантский шаг вперед.

Также в пример могу привести Ижевский Радиозавод – некогда оборонное предприятие разрабатывает микроэлектронику. И, по моему опыту, очень качественную.

Можно вспомнить Yota Devices с двухдисплейным телефоном, а также Лабораторию Касперского с их высокотехнологичной продукцией в сфере защиты и, как буквально на днях стало известно, с собственной разработкой телефона – TaigaPhone.

Каков итог? Когда-то мы были поистине великой страной. Да и сейчас тоже замечательная страна, где много потрясающих людей (поверьте, знаю о чем говорю – подрабатываю гидом и удивляю иностранцев часто)! Но мы слишком много ошибались, слишком свято верили в поговорку: «На работе ты не гость, утащи хотя бы гвоздь», слишком запустили образование детей, практически погребена нашими руками фундаментальная наука. Недавно в поезде мне в попутчики попалась женщина, очень интересный собеседник, инженер, трудится в сфере фундаментальных разработок по полупроводникам. Как она сказала, есть у нас много перспективных разработок, но нужны деньги, инженеры, лаборатории, и через 4-6 лет появятся новые технологии.

Позволю себе высказать свою точку зрения: давайте не будем хвалиться, что обманем «дядю Сэма», обставим Европу и обведем вокруг пальца Китай. Может, лучше засучить рукава и поработать? Заставить побегать чиновников, выбирать более тщательно власть и, главное, не воровать у себя же!

Не зря Россия славится своими «Кулибиными»! Даже при всем том пессимизме, что я описал выше, объективно – у нас есть что дать миру, кроме нефти и металла. Ведь именно в России изобретены паровоз, радио, лампа накаливания и компакт-диск, и никто не отменял разработок в будущем. Шансы есть, и надо ими воспользоваться.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.