Снайперская винтовка Драгунова. За что ее называют «легендарная снайперская винтовка

Снайперская винтовка Драгунова, СВД, эсвэдэха, драгуновка… Вторая по распространённости в мире снайперская винтовка после клонов Remington 700, снайперских винтовок американской армии (М24) и Корпуса морской пехоты (М41)…

Снайперская винтовка Драгунова, СВД, эсвэдэха, драгуновка… Вторая по распространённости в мире снайперская винтовка после клонов Remington 700, снайперских винтовок американской армии (М24) и Корпуса морской пехоты (М41). Эту винтовку не зря называют легендарной.

Профиль её уникален, он узнаётся «с ходу»! Характерный звук выстрела, за что в войсках её называют «плёткой». Легенды о точности и пробивной силе винтовки вообще неисчислимы. Это оружие имело свою собственную, интересную и неповторимую историю, можно сказать, судьбу.

Снайперское дело, так успешно развитое в СССР во время войны, начало постепенно угасать в первые послевоенные годы. Связано это было, в основном, с пересмотром военной доктрины типа: уничтожим врагов одним ядерным ударом. Однако в конце 50-х годов 20-го века доктрина была пересмотрена и было решено ввести штатного снайпера в состав всех мотострелковых подразделений. В 1958 г. были сформулированы требования к армейской снайперской винтовке.

Для решения этой задачи было создано несколько конкурирующих групп, из которых самыми «сильными» были конструкторские группы Е.Ф. Драгунова, С.Г. Симонова и А.С. Константинова. Симонов и Константинов специализировались на создании армейского самозарядного оружия, а Драгунов был специалистом в области создания высокоточных спортивных винтовок. Сконструированная им в 1949 г. спортивная винтовка С-49 при первых отстрелах показывала невиданный в те времена результат: 10 пуль на 100 метров укладывались в группу диаметром меньше 22 мм. Как сказали бы современные специалисты, точность винтовки составляла менее 1 МОА (угловой минуты).

Далее была спортивная винтовка ЦВ-55 «Зенит» обр. 1955 г., затвор которой запирался на три боевых упора (как в будущей снайперской винтовке), а ствол сделан «вывешенным»: он не касался цевья, а был закреплён лишь в ствольной коробке, что ещё более улучшило кучность боя. С тех пор так делается всё высокоточное оружие. Кстати, именно на этой винтовке был впервые применён ортопедический приклад «Таллин Арсенал», который тоже перешел на армейскую снайперскую винтовку. В те же времена такого приклада не было ни у кого в мире. Кроме того, Драгунов изучил опыт применения снайперского оружия и условия его применения в годы Великой Отечественной войны. И всё же даже такой мастер не подозревал, насколько трудным будет решение поставленной задачи.

Наибольшую сложность в конструировании представляла самозарядность: винтовка должна быть готова к стрельбе автоматически после каждого произведённого выстрела. При этом точность винтовки должна быть на уровне винтовок с ручным перезаряжанием. Но автоматическое оружие всегда уступает по точности, ведь ещё до того момента, как пуля покинет канал ствола, механизмы извлечения гильзы, перезарядки и взвода ударно-спускового механизма уже приходят в движение. Кроме того, армейская винтовка должна быть в высшей степени надёжна в любых условиях эксплуатации. Для этого между деталями должны быть большие зазоры, а механизмы должны двигаться с большой скоростью. А чтобы точность стрельбы не страдала, эти зазоры нужно было как можно сильнее уменьшить, как и скорости движения механизмов.

Или вот парадокс: оружие, чтобы вписаться в жесточайшие массогабаритные показатели должно быть лёгким и коротким, а для высокой точности ствол должен быть длинным и тяжелым… Чтобы отдача легко переносилась и оружие меньше «подскакивало». Кроме того, поскольку винтовкой планировали оснастить мотострелков, на неё должен был прикрепляться штык и… не влиять на точность стрельбы. Ну, почти не влиять.

Первый прототип винтовки системы Драгунова был создан в 1959 г. (СВ-58), второй – в 1960 г., и после кропотливой работы и целой череды неудач окончательный – в 1962 г.

Первые испытания винтовок были проведены в 1959 г. За эталон точности была принята точность снайперского варианта трёхлинейной винтовки. Винтовки Симонова и Константинова показали прекрасную надежность и четкую работу автоматики, а винтовка конструкторской группы Драгунова… всё с точностью до наоборот. Прекрасная точность и… низкая надёжность и малый ресурс деталей. Неудивительно, эта винтовка была сконструирована как спортивная, с плотной подгонкой деталей и вывешенным стволом. После стрельб был проведён ряд экстремальных испытаний, где винтовка Драгунова часто «заедала», при этом две другие винтовки работали «как часы». Однако первичные испытания прошли все три представленные винтовки. Год давался на исправление всех выявленных недостатков.

Во втором испытании была снята «с соревнований» винтовка Симонова, которая показала точность в полтора раза ниже эталона. Те идеи, которые сработали в самозарядном карабине Симонова СКС-45, в случае со снайперской винтовкой не сработали. Осталось две винтовки, примерно одинаковые по параметрам. Но винтовка Константинова предполагала стрельбу только с оптическим прицелом, а на войне всякое бывает… Тем более что винтовка должна была «служить» в руках мотострелка-срочника, а не специально обученного профессионала. Кроме того, из-за высоко поднятого ствола в винтовке Константинова гильза выбрасывалась в опасной близости от лица стрелка, и в случае разрыва патрона (это тоже бывает), пороховые газы могли нанести стреляющему ожог лица.

И из этих двух винтовок выбрали драгуновскую винтовку с пожеланием «устранить недостатки». По некоторым данным, в окончательном варианте над винтовкой уже работала как группа Драгунова, так и группа конструктора Константинова. Длилась такая доработка почти два года, и в 1963 году винтовка была принята на вооружение под названием «снайперская винтовка Драгунова (СВД) калибра 7,62 мм» (под винтовочно-пулемётный патрон 7,62х54 мм R). Позже специально для этой винтовки был разработан снайперский патрон 7Н1 с лёгкой пулей.

В настоящее время, спустя 50 с лишним лет с момента официального принятия «в строй», СВД ещё состоит на вооружении российской и других армий мира. Свои задачи она выполняет. Попытка отказаться от неё в 2011 г. показала, что адекватной замены «эсвэдэхе» пока нет. И она осталась. Ещё бы… «Ничего лишнего. Ничего сложного или хрупкого в обращении. Остается только одно – прицеливаться и стрелять» (зарубежные военные эксперты о винтовке СВД).

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.